Будучи человеком вполне в расцвете лет и кроме того отцом двух чудесных дочерей, Парыгин тем не менее неизменно производит впечатление улизнувшего с уроков школьника – отчасти из-за юношеского телосложения, отчасти из-за исполняемой им ювенильной песенки про турбобоя, отчасти – из-за пронзительных, совершенно в духе стихов Коржавина, соло на трубе. Любитель тщательных татуировок, рассветных посиделок и ранних Killing Joke.